«Просветленный молнией». История Пола Ауранда (около-смертный опыт).

Posted By on 06.11.2018

Пол Ауранд — магистр (Master degree) и преподаватель гипнотерапии, который работает в этой области около 35 лет. Он был награжден званиями «Преподаватель года», «Терапевт года», «Гипнотерапевт года». Пол Ауранд был первым избранным президентом Института Майкла Ньютона (The Newton Institute (TNI) for Life Between Lives® Hypnotherapy), и в настоящее время директор Института Ньютона по образованию и ведущий преподаватель института. Он основатель и руководитель Центра холистического исцеления (Holistic Healing Center) в Нью-Йорке. Пол принимал участие в документальных фильмах о регрессии в «Жизнь между жизнями», разработанной доктором Ньютоном (фильмы Flipside, On the Threshold, Dying to Know, Discovering Regression Therapy)

paur

Пол рассказывал, что сначала он занимался только клинической гипнотерапией, но необычный и почти трагический случай привел его к изучению трансперсонального опыта, и в дальнейшем — к обучению регрессионной терапии у Майкла Ньютона. Вот рассказ об этом событии с его сайта:

lightning

Когда буря показалась вдали, мы заговорили о том, что надо отложить встречу для совместного плавания. Это нас разочаровало. А нужно ли нам действительно следовать правилу «выждать 10 минут»? Откладывать встречу просто из-за отдаленных раскатов грома? Он кажется таким далеким, совершенно не чувствуется опасности. По мере того как небо темнело я наблюдал за облаками, которые собрались на дальнем конце озера. Огромная линия молнии осветила небо на дальней стороне.
Орион, мой трехлетний сын, стал просится домой. Я сказал: да все о-кей, Ри-Ри, не бойся. Через несколько минут мы увидели еще одну огромную стрелу молнии, уже ближе к нам, но все еще на том конце озера. Орион стал канючить более настойчиво: «папочка, пойдем домой, пойдем домой», упрашивал он меня. Начало темнеть и облака покрыли все небо. Встреча точно отложилась и я решил посадить Ориона в машину. Я забрался на холм, где она стояла, посадил Ориона на улице рядом с машиной, пока я открою двери. Потом я посадил его на переднее сиденье. Оставив дверь приоткрытой, я подошел к багажнику и стал укладывать вещи.

И тут произошел невероятный взрыв и обжигающая вспышка белого света, как будто рванула бомба. Без всякого предупреждения, без грома, без проблесков, сразу огромный ослепляющий белый взрыв. Меня ударило электричеством — ноги и стопы начали вибрировать, все тело стало твердым, и этот звук! Свистящий звон наполнил мое тело, вместе с тем как ток поднялся вверх к груди и рукам. Я чувствовал полную беспомощность. Почва была насыщена током, убивающим меня. Я не мог бежать, даже пошевелиться. Не было выхода. Я чувствовал как трясутся мои стопы в сандалиях, когда молния поднимается с земли и несмотря на резиновые подметки проходит в мои ноги. Это была самая мучительная боль, какую мне доводилось испытывать. Каждая мышца моего тела была напряжена и спазмирована.

Я конвульсировал, как падшая лошадь, ключи от машины вылетели из руки, шляпа упала, очки сорвало с лица. Я думал «закончится ли это когда-нибудь?», чувствуя ярость на безжалостную энергию, захватившую мое тело. «Нет! Убирайся из моего тела!» — кричал я в уме, стараясь сопротивляться изо всех сил, и в какой-то момент мое напряженное тело отбросило прямо на тротуар.

Было ощущение вечности, я не знал, имеет ли оно конец? Завершится ли оно или я умру? Я не знал, что из этого наступит первым. Жесткий, как статуя, я свалился назад. Никак сопротивляться падению я не мог, мои мышцы просто не слушались, все произошло очень быстро. Боль в голове от удара о тротуар была ерундой по сравнению со жгучей болью во всем моем теле. Потом мне сказали что я пролетел в воздухе метра полтора, как снаряд.
Потом начался дождь, сначала немного крупных капель, затем мощные потоки ливня, смешанные с градом, похожего на ураган.
Все казалось как в замедленной съемке. Люди шли к своим машинам, оглушенные, проверить все ли в порядке с их детьми. Я чувствовал себя невидимым. «Они не знают, что меня только что ударила молния. Они не знают, что я умираю». Я попробовал пошевелится, но не смог, лишь одна рука чуть-чуть сдвинулась. Ноги не слушались, какие то части тела онемели, а в каких-то была сильная боль. Я застонал, мое тело все еще конвульсировало. Стон как-то удалось превратить в слова и я закричал о помощи. Какая-то фигура приблизилась ко мне, другой человек закричал «не трогай его» и первый побежал прочь в страхе быть также пораженным током. Подошел кто-то другой, стал проверять как я, пока я лежал на тротуаре возле сточной решетки. Кто-то принес одеяло, несколько человек пытались позвонить, но их мобильные телефоны не ловили из за сильного ливня.

Мой ум метался: «что с Орионом? Надо проверить как он». Ноги не отвечали, не двигалась рука. Господи, что происходит? Дождь стал тяжелым, я промокаю больше и больше.
Слава Богу я посадил Ориона в машину прямо за несколько секунд до взрыва. Я совсем промок и вода на тротуаре становится все глубже. Кто-то помог мне сесть, но встать я не мог. Меня посадили в машину, хотя бы укрыться от дождя.
Когда заработали мобильники, вызвали полицию, она приехала быстро, но скорой помощи долго не было. Я был в состоянии шока и рыдал. Все, что я мог делать, это рыдать и благодарить, что я все же жив. Я стал снова чувствовать свое тело. Теперь моя голова начала болеть в месте удара. Коп на переднем сиденье, промокший насквозь, записывал имена и адреса для своего отчета. Он вылез в дождь и раздобыл пакет со льдом для моей головы.
Минут через 45 приехала скорая, они положили меня в одну машину, а Ориона взяли в другую. Дорога в местный госпиталь была завалена деревьями, упавшими во время урагана, так что поехали по другой, в маленький сельский госпиталь в Варвике, Нью Йорк. Пока ехали, я снова стал чувствовать мою руку. Ноги тоже зашевелились, я смогу ходить!

Меня забрали в реанимацию, побрили грудь и прикрепили электроды для электрокардиаграммы, взяли анализ крови и мочи. Я все еще был в шоке, перескакивая от рыдания к смеху, рассказывал неприличные шутки и одновременно благодарил Бога, ходил по кабинету с простыней на плечах и шутил, что я Спаситель.
Что черт возьми со мной произошло и почему? Останусь ли я теперь прежним? Каковы вообще последствия удара молнией? Наконец то я снова увидел Ориона. Он видел, что произошло, но его не затронуло элекричеством. Я заплакал, он точно будет жить!
Врач объяснил, что молния может сделать сердечный ритм нерегулярным или привести к его остановке. Также он сказал, что ток выводит определенные элементы из мышц, возможно их повреждение, и также перегрузка почек. Они хотели сделать еще одно обследование, я же хотел домой.

Довольно редко человек выживает после прямого попадания молнии. Они не знали, что со мной делать и решили в итоге отпустить. Журналисты ТВ новостей ждали у выхода в госпиталь, я определенно помог им сделать вечерние новости на тот день.

Все еще ошеломленный я вернулся к месту удара забрать свою машину. Вести ее сил не было, помогли друзья. На следующий день я все еще чувствовал себя плохо, все еще в шоке и боль по всему телу, словно я пробежал марафон, а потом по мне еще проехали катком.
Я позвонил в свою страховую компанию чтобы сообщить, что был в реанимации, и они настояли чтобы я посетил другой госпиталь немедленно, говоря «вас не должны были выпускать, так как ваше сердце может остановится в любой момент в течение суток после удара». Три доктора и две реанимационные клиники отказались меня принимать, они просто не знали что делать с жертвой удара молнии. В конце концов в одном госпитале нашелся врач, который лечил ударенных молнией и они меня приняли, направив на обследование.
Прошло несколько дней, как меня отпустили. Первые травмы исцелялись, но я начал замечать другие, долговременные ощущения. Моя поясница все время болела, начались кратковременные потери памяти. Я начал забывать, что я делаю, имена людей, даже где я нахожусь и как добраться домой. Я заправлял машину, а потом удивленно смотрел — почему бак полный. Мой сын говорил мне, что я заправлялся всего несколько минут назад.

Я стал очень чувствителен к грозам и даже просто электричеству, например боялся открыть дверцу холодильника или включить свет. За несколько часов до грозы я уже чувствовал ее в своих ногах, они начинали болеть, как в день после удара.

Прошло несколько недель, уровень моей энергии печально низким, а потери памяти пугали. Возникало много вопросов — я так стараюсь вернуться назад к прежним нормальным дням, но действительно я хочу нормальности? Да и что такое нормально, а был ли я нормальным? Какой я хочу видеть свою жизнь, после того, как я чуть ее не потерял?

А может это уникальная возможность сделать более осознанный, может даже направленный свыше выбор, как я буду жить в этой новой фазе жизни? Или я снова впаду в прежнюю рутину? Или я что-то обрету от этого странного опыта? Может я окажусь на каком-то глубоком пути, и меня приведет к чему-то особенному?

Некоторые говорили, что это прикосновение Бога, другие — что Дьявол приходил за мной. Кто-то говорил, что это как шаманская инициация, а кто-то, что Бог «потянул меня за голову вверх». Я отказывался жить в страхе. Что-то внутри меня знало, что какая-то польза придет от этого опыта. Опыт конечно травматический, но не катастрофа, остался ведь в живых. Кроме нескольких ожогов, ран и рубцов не осталось, я даже не обуглился. Я знал, что-то изменилось, чувствовал трансформацию, но не понимал, что конкретно. Напишу ли я книгу, разовью какие-нибудь экстрасенсорные способности, стану великим целителем или просто превращусь в маленького дурачка?

Окружающие говорили «он изменился с тех пор, как его ударила молния». Но что изменилось, и как столкновение со смертью меня изменило? Стану ли я вновь прежним и хочу ли стать прежним? Что я должен из этого вынести? С такими вопросами я жил каждый день после своего около-смертного опыта.

Я знал о возможности длительных следов травмы, которые могут остаться в теле, и начал искать пути сбросить страх и боль, которые испытал. Услышав о семинаре «Соматического исцеления» Дэвида Куигли (Somatic healing by David Quigley) я записался на него, надеясь по максимуму высвободить свои травмы.

quigly

Дэвид Куигли, автор школы Alchemical Hypnosis (основана в 1984)
 
В течение интенсивного семинара выходного дня каждый участник имел возможность пройти индивидуальный сеанс с Дэвидом и поддрежкой группы. Мне не терпелось испытать это я вызвался первым волонтером на прохождение сессии.

Когда я лег на коврике на полу, Дэвид начал аккуратно направлять меня (делать регрессию — движение памяти назад) к тому событию. Первый пришедший образ был тем, который не раз вспоминался мне после удара. Для меня этот образ был дверью в прошлое и в исцеление, как я увидел. Я видел себя сажающим Ориона на мостовую рядом с машиной, открывающим дверь и сажающим его на переднее сиденье. Вместе с этим образом пришло понимание, что если бы он остался на мостовой на несколько секунд дольше, он мог бы быть убит молнией. Каждый день я благодарил Бога, что усадил его в машину, так что хотя он видел все, но был в безопасности и не пострадал.

Это был образ, который начал процес пере-проживания всего события как бы в замедленной киносъемке. Дэвид, с поддержкой всей группы, умело сопровождал меня к моменту, когда молния вошла в мое тело.
Проходя через событие снова, в очень замедленном режиме, я смог почувствовать то, что заняло тогда может секунду, в течение около трех часов.

В регрессии я дошел до момента, когда мои стопы стало жечь и они начали трястись уже во время сессии, сначала медленно а потом все более жестко. Тряска медленно поднялась по моим ногам в том же направлении, что и шла тогда молния. 10-15 минут во время регрессии мои ноги тряслись все жестче и быстрее, так быстро, как я навряд ли мог сам дергать ими в обычном состоянии, даже если бы захотел. Участники группы были поражены и даже немного напуганы. Когда тряска дошла до бедер и спины, мое тело начало конвульсировать, извиваясь на полу, проходя волну за волной сброса напряжений. Каждая волна приносила воспоминание об ужасной боли, которую я тогда испытывал, но каждая волна высвобождала все больше травматического напряжения, которое хранилось в мышцах и нервах моего тела.

Я вспоминал как молния также проходила через мое тело волнами и каждая пульсация приближала меня ближе к смерти. В это момент, Дэвид предложил мне «пригласить» молнию в свое тело. Я подумал что он спятил или возможно очень жестокий. Но, поскольку я боролся с молнией изо всей силы, когда был удар, много энергии и травмы «застряло» в моем теле. Во время процесса я осознал, что боль в спине, которая появилась после удара, была связана c огромной «необработанной» энергией, которая застряла в моей спине. Так что дать всему происходить и отпустить эту огромную силу было тем, в чем я нуждался.

Когда я перестал сопротивляться и «пригласил» молнию в себя, мое тело начало расслабляться. Жесткая дрожь и конвульсии постепенно утихли. И затем пришла смерть. Я вспомнил несколько секунд, когда мое сердце остановилось и я был «мертв». С поддержкой группы я скрутился калачиком в позу эмбриона, все стало темно и я вошел в великую пустоту, то «место нигде», о котором рассказывают люди, пережившие около-смертный опыт. Я помню себя кричащим «нет!». Я не знаю, насколько у меня был выбор, но пока я что-то осознавал, я точно не хотел пока умирать.

Из этой очень тихой и мирной пустоты я услышал как Дэвид тихо сопровождает меня, спрашивая «Почему? Почему это произошло? Чему ты научился в результате этого?» И, в этот момент пришло знание, что «потому что я был любим». «Любим? Это таким способом ты меня любишь? Что же это за любовь?», возмущенно думал я. Но затем я почувствовал неописуемую, безусловную любовь, не имеющую пределов, которая окутала меня. И вслед за этим пришло сообщение «Слушай, слушай дух, медитируй, обратись внутрь себя и слушай. Дух говорит с тобой постоянно, все что тебе нужно, это слушать, слушать сердцем. Слушай своим телом, используй свой прекрасный ум но слушай дух»

Наполненный любовью ко всему, что я есть и всему, что я делал, чтобы помочь другим, я начал свое путешествие обратно в свое тело. Я вернулся к жизни, новым, свежим, перерожденным, я вернулся, постепенно распрямляясь из позы эмбриона, раскрываясь. Я начал осознавать то, что меня окружает, прошло почти три часа с начала регрессии. Я чувствовал себя преображенным, как вновь родившийся ребенок. Я был благославлен возможностью начать снова, более лучшим путем.

Когда я открыл глаза, группа заботливо приветствовала меня. «Добро пожаловать назад». Никто не мог поверить в то, что они только что наблюдали. Я же был безмолвен.

Дэвид посоветовал мне выйти наружу, почувствовать землю и посмотреть на небо. Это помогло мне, я снял носки, чтобы почувствовать землю под своими стопами. Казалось, я ощущаю так землю впервые в жизни.

Когда группа окружила меня, чтобы всем вместе обняться, солнце, бывшее за облаками весь день, вдруг блеснуло из-за туч, осветив осенние листья, в этот благодатный момент. Я смотрел на этот прекрасный свет, как никогда в раньше, как на электрического ангела, появившегося чтобы напомнить мне о силе, которая влилась в меня как результат необычного опыта. Он напоминал мне делиться этой силой с другими. Он показал мне что я наполнен целительной энергией, которую сейчас должен разделить с группой. Я расправил руки и все в группе почувствовали энергию, проходящую сквозь них. Какое исцеление и трансформация. Я благодарен. Спасибо.

 

Пер. с англ. Илья Журавлев

Читайте также:

zhuravlev-and-aurand

Илья Журавлев. Заметки об обучении на курсе регрессионной терапии у Пола Ауранда (Paul Aurand)

About The Author

Global yoga teacher. Dharma bum.
@Mail.ru